Социальный статус родителей влияет на успеваемость детей

учебаНеравный доступ к качественному образованию – одна из наиболее значимых проблем в современной России. Неравные возможности в получении образования блокируют социальные лифты и превращают школу в механизм воспроизводства и легитимизации социального неравенства. Дифференциация в сфере общего образования особенно важна – формируемый на этом этапе разрыв аккумулируется и приводит к более заметному расхождению жизненных траекторий во взрослой жизни.

Взяв за основу материалы Мониторинга экономики образования, проведенного НИУ ВШЭ совместно с «Левада-Центром», Гордей Ястребов и Алексей Уваров попытались оценить связь между успеваемостью российских школьников и социально-экономическим положением их родителей. Главная цель – понять, способствует ли российская система общего среднего образования выравниванию шансов детей на успешное освоение школьной программы и не происходит ли в ней накопления преимуществ, обусловленных социальным происхождением. Этот сюжет особенно актуален в свете дискуссий о различных моделях оценки эффективности образовательных учреждений и переходом на нормативно-подушевое финансирование школ.

Дифференциация в сфере образования значительно возросла за годы перестройки и продолжает увеличиваться в современной России, отметили авторы исследования. Это означает, что уровень образования детей в большей степени зависит от социального и материального статуса родителей и в меньшей – от усилий и способностей самих детей. Однако, как отмечают Ястребов и Уваров, это не является исключительно российской проблемой. В 60-70-х годах прошлого века на Западе, особенно в США, господствовало представление об образовании как об одном из наиболее эффективных «социальных лифтов», выравнивающем шансы на успех для выходцев из разных социальных слоев. Но, несмотря на требования равных возможностей, элиты выработали стратегии, позволяющие обеспечить свою преемственность, и образовательная система заняла в этих стратегиях ключевое место. С помощью педагогических методов, отношений между учителем и учениками, отбора учебных курсов и методов селекции экономически привилегированные и хорошо образованные дети получили преимущества по сравнению с менее привилегированными и хуже обученными.

К такому выводу пришли западные исследователи этой проблемы. Реализация стратегии социального воспроизводства в процессе обучения происходит через активацию детьми абстрактной совокупности нематериальных ресурсов семьи, таких как уровень образования родителей, манеры, язык и так далее (концепция «культурного капитала»). Так дети из «социально продвинутых» семей гораздо чаще обращаются за помощью к учителям и делают это напористо. Вдобавок, обеспеченные родители сами весьма активно взаимодействуют с учителями и школой, вплоть до непосредственного участия в образовательном процессе. В отечественной литературе также накоплены значительные данные, свидетельствующие о неравенстве в российской системе общего среднего образования, пишут Ястребов и Уваров. Однако, по словам авторов, в этих работах не предпринята попытка непосредственно определить, в какой степени успеваемость российских школьников обусловлена социально-экономическими факторами, а в какой качественными характеристиками школы. Для решения поставленной задачи учеными была построена двухуровневая регрессионная модель, где на первом уровне в качестве единиц наблюдения рассматривались школьники и их семьи, а на втором – образовательные учреждения, в которых эти школьники обучались. В качестве источника данных был выбран Мониторинг экономики образования (МЭО), проводящийся с 2002 года. В нем используется стратифицированная выборка, в которой учитываются такие характеристики школ, как географическое положение, типы населенных пунктов, формы собственности, размер и профиль учреждения.

В рамках МЭО осуществляются опросы родителей учеников, преподавателей и руководителей школ. При этом в каждой школе опрашиваются по 30 родителей учеников различных классов. Конвертация экономических ресурсов в образовательные возможности может происходить за счет инвестиций в дополнительное образование детей (различные курсы, занятия с репетиторами и т.д.). Плюс, состоятельные семьи могут выбирать для своих детей наиболее эффективные образовательные учреждения, в том числе престижные частные школы москвы. Культурные и социальные ресурсы семьи предполагают вовлеченность в социальные сети, способствующие успешности обучения. Например, за счет активного взаимодействия родителей с преподавателями, родителями других детей, что повышает осведомленность об успехах и проблемах школьников. Родители с более высоким «культурным капиталом», могут с большим вниманием относиться к участию своих детей в дополнительных образовательных программах.

Таким образом, культурный капитал является своего рода «катализатором» материальных возможностей семьи. Проанализировав собранные данные, авторы исследования пришли к выводу, что «успехи детей в школе крайне чувствительны к социально-экономическому положению семей». Дети из семей с более высоким уровнем достатка, хорошим уровнем образования родителей, устойчивым положением на рынке труда, устойчиво демонстрируют более значимые успехи в учебе, по сравнению с детьми из социально менее благополучных семей. В то же время, согласно результатам анализа, индивидуальные успехи детей крайне слабо связаны с характеристиками образовательных учреждений, в которых они обучаются. Например, индивидуальные показатели успеваемости никак не связаны с кадровыми, материальными или финансовыми ресурсами школы, равно как и с территориальной принадлежностью образовательного учреждения (сельская или городская школа). Эти результаты, по версии ученых, указывают, как минимум, на две потенциальных проблемы в российской системе образования.

Во-первых, это можно рассматривать как свидетельство сравнительно невысокой эффективности российской системы общего среднего образования в решении проблемы равенства шансов. Во-вторых, рассмотренные в статье сюжеты представляются особенно актуальными в свете ведущихся в настоящее время дискуссий о различных моделях оценки эффективности образовательных учреждений, публикацией всевозможных рейтингов и переходом на нормативно-подушевое финансирование школ. Большинство существующих рейтингов и систем оценки строится исключительно на показателях «выпуска», таких как результаты национального тестирования (ЕГЭ и ГИА), количество победителей олимпиад и конкурсов. При этом они не учитывают некоторые важные обстоятельства, в которых формируются данные результаты – в частности, социальный состав учащихся, который может существенным образом сказываться на результатах обучения.

Источник: http://opec.ru/

{jcomments on}